Кто создает современное стрелковое оружее в России

В современном бою одним из фактором решающим исход боя является мобильность войск. Тенденция к уменьшению весу и увеличению надежности и точности просматривается как в экипировке войск, так и его вооружении.

Если вы когда-нибудь стреляли на дистанции свыше одного километра, то рассказывать вам, кто такой Алексей Сорокин, не нужно, наверняка вы знаете и его ник «Хабаровск».

Если нет, представлю: Алексей Михайлович Сорокин, один из ведущих в России экспертов в области стрелкового спорта и огнестрельного оружия, мастер спорта СССР по пулевой стрельбе, первый президент Национальной федерации высокоточной стрельбы, человек, сделавший знаменитую снайперскую винтовку ORSIS T-5000, а нынче — директор легендарного тульского оружейного конструкторского бюро «ЦКИБ СОО», где было придумало и изготовлено много видов уникального русского оружия. И для того чтобы поговорить с ним о будущем российском стрелковом оружии, стоило приехать в Тулу.

винтовка ORSIS T-5000

Знаменитая снайперская винтовка ORSIS T-5000,

Долгое время разработка стрелкового оружия в нашей стране была чрезвычайно консервативным процессом. Для массовой войны с миллионными армиями прежде всего нужна была унификация и неприхотливость.

Для появления нового оружия, а тем более патрона, нужны были очень сильные аргументы. Поэтому до 1970-х советская армия использовала всего два патрона: разработанный еще в 1890 году к трехлинейной винтовке Мосина 7,62x54R с выступающей закраиной (его использовали, например, в снайперской винтовке СВД, пулемете «Максим», пулемете Калашникова ПКМ) и 7,62x39 мм, 7,62-мм патрон образца 1943 года, используемый в легендарном автомате Калашникова и карабине СКС. В 1970-х годах к ним присоединился малоимпульсный советский промежуточный патрон 5,45x39 мм, созданный под влиянием американского патрона 5,56x45 и применяемый прежде всего в автомате АК-74.

Вот с этим арсеналом мы и собирались воевать в будущей войне, накапливая его на складах в космических масштабах. Но в последнее время все поменялось. Сейчас даже представить невозможно масштабные столкновения больших масс. Существующие средства поражения просто не позволят таким массам существовать более-менее продолжительное время. Меняются и требования к стрелковому оружию. С одной стороны, понятно нежелание силовых структур расширять номенклатуру, с другой — гигантское разнообразие задач, которые они начинают решать, наоборот, к этому подталкивает. Сегодня нельзя эффективно решать универсальным способом все задачи. И если противник технически готов лучше, мы начинаем проигрывать. У нас увеличились дальность и точность стрельбы, значительно прогрессировали средства индивидуальной бронезащиты — каски и бронежилеты, появились новые средства обнаружения и наблюдения, включая тепловизионные, от которых маскироваться сейчас крайне сложно. Размеры цели, пригодные для стрельбы, непрерывно уменьшаются — враг эффективно прячется. Все это требует изменения в разработке оружия и тактике его применения.

За спиной Алексея Сорокина висит планшет с необычными патронами. Глядя на них, я интересуюсь, нужны ли нам новые боеприпасы или можно использовать уже распространенные в мире, как поступают другие разработчики. «И так и так, — отвечает Сорокин. — Есть хорошо отработанные боеприпасы, которые в том числе производятся и в нашей стране, например патроны калибров .308, .300 LM, .338 LM. Большинство этих боеприпасов закрывает почти все задачи, которые требуется решать. Но не все».

 МЦ-116РК

Крупнокалиберная МЦ-116РК

У ЦКИБа есть преимущество — он разработчик как оружия, так и боеприпасов, то есть может изготавливать весь комплекс оружие-боеприпас. «Мы недавно получили доступ к уникальному ресурсу, — глаза Сорокина начинают сверкать, — компьютерной программе, позволяющей проектировать дизайн пуль под требуемые характеристики, баллистические коэффициенты, расчеты дальности, энергетики. Полностью российский продукт, аналогов не знаю. Меняется технология производства боеприпасов: применяются в основном операции резания, без операций давления. Выходят довольно сложные операции сборки, но в итоге получаются боеприпасы, по характеристикам точностей примерно на порядок превосходящие самые точные из существующих сегодня на Западе».

Гордость Сорокина, признанного мастера высокоточной стрельбы, — разработанный в ЦКИБе патрон 11,7х88 мм. Он предназначен для стрельбы с тяжелой, 32-граммовой пулей. При этом патрон меньше, легче и короче, чем 12,7-мм (как наш, так и американский), и все движения при перезарядке получаются короткими, и механика при перезарядке не такая избыточно длинная, как, например, в .50-м калибре. В принципе, ЦКИБ создал конкурента американскому «королю» сверхдальней стрельбы — патрону .408 CheyTac.

Про стрелковое оружие Сорокин может говорить часами: «У нас больше емкость камеры сгорания, у нас более равномерное горение порохового столба. Есть определенные моменты, которые позволят нам избежать избыточного давления при старте, в начальной стадии выстрела, и при этом сохранить большой объем газообразования и подпор пули при всем движении в стволе. Мы же собираемся создать довольно равномерное плато примерно на 60−70% длины ствола, когда давление будет плавно разгонять пулю. Именно за счет измененной конструкции гильзы. При этом мы добиваемся хороших показателей скоростей и баллистики при переходе на дозвук далеко за 2,5 км». В макете у Сорокина сейчас разработан перспективный боеприпас 14,5х132 мм — как он его называет, «антиматериальный боеприпас».

По расчетам, этот патрон позволит стрелять за 4 км. А на 1,5 км выстрел будет буквально разрывать легкобронированную технику, особенно западную с алюминиевой броней. «Это уже серьезный, размером с бутылку выстрел. Здесь как в боксе — большие бьют маленьких», — Сорокин сыплет цифрами и индексами, не заглядывая в бумажки. По инерции собирается рассказать и про винтовку под этот сверхпатрон, построенную на новых принципах, но резко замолкает — закрытая тема.

Источник: popmech.ru

More...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *